Версия для слабовидящих Версия для слабовидящих

Новости
/ 2 мая, 2020 /
Фронтовые дороги Дмитрия Ильича Козлова

После окончания средней школы в 1937 году Дмитрий Козлов уехал в Ленинград и подал документы в Высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе, однако не прошел медкомиссию из-за слабого зрения. Тогда Дмитрий принял решение поступать в Ленинградский военно-механический институт. Он успешно сдал экзамены и уже в институте определился на артиллерийский факультет.

Дмитрия интересовала строгая логика точных наук и сложные математические расчеты. Любознательный юноша прекрасно учился по всем предметам.

В 1941 году Козлов переходит на пятый курс и уже строит планы на будущее, но началась война…

Дмитрий Ильич Козлов

О начале войны с фашистской Германией студент Ленинградского военно-механического института Дмитрий Козлов узнал 22 июня 1941 года из выступления по радио главы Советского правительства В. М. Молотова. В это время он проходил производственную практику на Тульском оружейном заводе мастером в цехе по производству взрывателей для артиллерийских снарядов. Уже через неделю Дмитрий вместе со своей студенческой группой возвратился в Ленинград, а 1 июля подал заявление о вступлении добровольцем в ленинградское народное ополчение.

У Козлова была броня от армии, но он всеми силами стремился попасть на фронт и бить ненавистного врага. 4 июля 1941 года доброволец Дмитрий Козлов был официально оформлен во 2-ю дивизию народного ополчения. Он начал свой боевой путь как рядовой стрелок, но вскоре с учетом своего неполного высшего образования был назначен помощником командира взвода в разведывательном отряде дивизии. При этом, несмотря на свою сержантскую должность, Козлов оставался ополченцем без воинского звания.

Части 2-й Ленинградской дивизии народного ополчения 13-14 июля 1941 года начали погрузку в воинские эшелоны и были отправлены на Лужский рубеж, что в 120 километрах южнее Ленинграда. Разведотряд дивизии отправили на передовую на три дня раньше. На Лужском рубеже Козлов и его товарищи получили боевое крещение, сражаясь с многочисленными группами немецкого воздушного десанта. Немало ополченцев погибло под автоматным огнем вражеских парашютистов. Но добровольцы, вооруженные винтовками Мосина, смогли оказать фашистам достойное сопротивление. Они удержались до подхода основных сил своей дивизии.

Бойцы дивизии народного ополчения вместе с курсантами Ленинградского пехотного училища имени Кирова вышли к берегу
Луги и остановили здесь немцев. С 14 июля по 8 августа 1941 года плохо вооруженные, малообученные ополченцы стойко держали фронт, хотя уже к 25 июля число раненых составляло почти 1400 человек, а как сообщалось в боевом донесении, «количество убитых и пропавших без вести точному учету не поддается». Дмитрий Ильич вспоминал, что чудом остался невредим. Но это было только начало.

8 августа немецко-фашистские войска вновь начали наступление на Ленинград с И вановского плацдарма, сосредоточив в полосе обороны против малочисленной дивизии ленинградских ополченцев до трех кадровых пехотных дивизий. Ополченцы вынуждены были отступить, но не дали врагу прорвать оборону. Дивизия отошла с боями на север и заняла новые позиции на Кингисеппском шоссе в районе Куты станции Веймарн. Здесь в 17 километрах от Кингисеппа младший командир разведывательного отряда Дмитрий Козлов получил в бою пулевоеанение в ногу.В тот же день он был направлен в тыловой эвакогоспиталь в поселок Сясьстрой на восточном берегу Ладожского озера.

После госпиталя Дмитрию не удалось вернуться на передовую. В сентябре 1941 года красноармейца Козлова направили грузчиком в рабочий батальон на станцию Гостинополье Волховского района Ленинградской области. К этому времени вокруг Ленинграда замкнулось кольцо блокады, доставка любых грузов в блокадный город стала возможна лишь через Ладожское озеро. Правительство страны предпринимало все возможное, чтобы организовать бесперебойный грузовой поток продовольствия, топлива, боеприпасов в блокадный Ленинград.

Со всех пристаней Ленинградской и Новгородской областей, других регионов страны на Ладогу перебрасывали вместительные и остойчивые озерные баржи, способные совершать рейсы с полным грузом в непогоду и жестокие ладожские шторма. Баржи надо было грузить, и в грузчики направляли из госпиталей оправившихся от ран солдат и младших командиров. Еще прихрамывавший от не полностью зажившей раны на ноге, доброволец Козлов начал работать в команде по погрузке и охране грузов. В Гостинополье шли вагоны с грузами, которые грузчики рабочих рот перегружали на баржи. Здесь Дмитрий долго не задержался. Очень скоро боец Козлов был переведен рабочим в роту, занимавшуюся перегрузкой и охраной грузов на перевалочной базе «Дороги жизни».

Дорога жизни

Работа по перегрузке из железнодорожных вагонов на грузовые автомобили и баржи мешков с продовольствием была очень тяжелой. Вначале сменная норма составляла 10 тонн на каждого рабочего, то есть по 125 мешков муки или зерна каждый весом 80 килограммов. Затем норму на каждого грузчика увеличили до 16 тонн – 200 мешков. При этом в батальоне были десятки рабочих-«двухсотников» (в их числе и Дмитрий Козлов), которые выполняли по две суточные нормы – перегружали по 32 тонны продовольствия для жителей блокадного Ленинграда. Дмитрий Ильич вспоминал, что в то время он считал такую работу самой тяжелой, но самое трудное было еще впереди.

С апреля 1942-го Дмитрий Козлов служил в составе роты 165-го отдельного дорожно-строительного батальона. Основная задача батальона – строительство дорог и прокладка колонных путей в прифронтовой полосе для обеспечения прохода танков и другой военной техники. В лесах и болотах Волховского фронта дорожная служба играла очень большую роль. В тяжелейших условиях военные инженеры и тыловики старались добросовестно выполнять свои обязанности, невзирая на усталость и болезни. Д. И. Козлов вспоминал: «Солдаты часто были вынуждены подолгу ходить и стоять по колено или даже по пояс в болотной жиже, и потому у меня, и у большинства других бойцов батальона ноги тогда были в сплошных кровавых волдырях от ледяной воды, от постоянного переохлаждения и нечеловеческого напряжения. Однако приказ командования нами был выполнен точно в срок».

В августе 1942 года Дмитрий Козлов был принят на фронте кандидатом в члены ВКП(б). Это обстоятельство в значительной степени повлияло на его дальнейшую службу. Уже в сентябре того же года кандидат в члены партии красноармеец Козлов был утвержден заместителем политрука транспортной роты своего дорожно-строительного батальона, а в начале зимы 1942 года назначен писарем секретной части батальона. Вскоре после начала службы на этой ответственной штабной должности он получил высшее сержантское звание «старшина». Но Козлов «отсиживаться» в штабе не стал.

Как вспоминал Дмитрий Ильич, в декабре 1942 года он обратился к заместителю командующего Волховского фронта генералу И. И. Федюнинскому с просьбой о переводе в действующую армию, чтобы «непосредственно участвовать в разгроме немецких захватчиков в одной из действующих на фронтах частей Красной Армии». Его просьба была удовлетворена. Д. И. Козлов с болью рассказывал о самой кровавой точке Волховского фронта – военной дороге у станции Мясной Бор. Здесь «не видно было земли, а танки и пушки катились по трупам, и все вокруг чавкало, но не от грязи, а от человеческой крови, мокрого мозга и вырванных из человеческих тел внутренностей. Ничего страшнее в своей жизни я никогда не видел». Судьба хранила Козлова, и в этот раз он пробыл на передовой совсем недолго.

Дмитрий Ильич Козлов
Дмитрий Ильич Козлов

В начале 1943 года проявивший себя в боях старшина Дмитрий Козлов был отправлен на курсы младших лейтенантов 2-й ударной армии Ленинградского фронта. Армейские курсы размещались в лесу под Всеволожском. Жили в землянках, занимались по десять часов в день. Занятия: марксистско-ленинская подготовка, тактика, топография, огневая подготовка, знание материальной части. Спали по-фронтовому – на нарах, приткнувшись друг к другу. Жили по-тыловому, то есть впроголодь. 17 апреля 1943 года состоялся выпуск. Он запомнился только тем, что приготовили сносный обед (с компотом) и дали по стакан водки. А на следующий день выдали документы – справку об окончании курсов и полевые погоны младших офицеров, на которые выпускники привинтили по звездочке, прицепили их на красноармейские гимнастерки, взяли свои вещмешки и отправились по назначению. Все, кроме Козлова.

Старшина Дмитрий Козлов все экзамены успешно сдал, но офицерского звания и направления для службы в боевую часть не получил. Специальным приказом он был оставлен на курсах преподавателем – старшиной срочной службы. Во время преподавательской работы 13 августа 1943 года Козлова нашла его первая боевая награда – медаль «За оборону Ленинграда». Позднее дважды Герой Социалистического Труда Дмитрий Ильич Козлов признавался, что самой главной государственной наградой в своей жизни считает именно эту медаль.

Д. И. Козлов не мог долго оставаться на преподавательской работе и через несколько месяцев написал рапорт командующему 2-й ударной армией генерал-лейтенанту В. З. Романовскому с просьбой направить его в войска. Командарм решил вопрос положительно, и 21 ноября 1943 года Козлову наконец было присвоено офицерское звание «лейтенант». Его сначала зачислили в резерв офицерского состава 2-й ударной армии Ленинградского фронта, а 11 декабря 1943 года назначили командиром стрелкового взвода в 4-й отдельный стрелковый батальон 71-й отдельной морской стрелковой бригады, действовавшей на самом западе легендарного Ораниенбаумского плацдарма. Когда-то Дмитрий Ильич хотел служить во флоте, его не приняли. Но тогда он и не мог предположить, что через семь лет станет офицером морской пехоты Балтийского флота.

В начале декабря 1943 года части 2-й ударной армии были скрытно переброшены на Ораниенбаумский плацдарм для участия в так называемом первом сталинском ударе Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операции по полному снятию блокады Ленинграда. 71-я отдельная морская стрелковая бригада в ходе этой операции наносила вспомогательный удар по врагу вдоль балтийского берега. Морские пехотинцы удерживали также высоту под названием «Гора Колокольня», на которой располагался передовой командный пункт командующего 2-й ударной армии генерал-лейтенанта Федюнинского.

По боевым армейским меркам того времени средняя продолжительность жизни командира взвода на фронте составляла три дня. Командиру морских пехотинцев лейтенанту Козлову выпало только два дня участвовать в том долгожданном наступлении по полному снятию блокады Ленинграда. Но он не погиб. 25 января, за день до снятия блокады, Дмитрий Ильич был тяжело ранен. Вражеская пуля разломила лучевую кость на левой руке. Три с половиной месяца он пробыл на лечении в ленинградских госпиталях и по-прежнему рвался на передовую.

Дмитрий Ильич Козлов и внуки
Дмитрий Ильич Козлов и внуки

В мае 1944 года Козлов был направлен в район поселка Токсово Всеволожского района. Здесь 173-й стрелковый полк и другие части 90-й стрелковой дивизии готовились к Выборгской операции. В ее ходе советским войскам предстояло прорвать вторую оборонительную линию финской группы Карельского перешейка. Командир взвода лейтенант Дмитрий Козлов отличился в бою 14 июня 1944 года при прорыве обороны врага в районе деревни Каннаксен на реке Райволан-Йоки. Действуя смело и решительно, под сильным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем противника взвод во главе с Козловым форсировал реку, преодолел проволочные заграждения и минные поля. Закрепившись на берегу, уничтожил две огневые точки и расчет вражеского миномета противника, чем способствовал переправе первой стрелковой роты и прорыву обороны противника. За образцовое выполнение боевого задания командования и проявленные при этом доблесть и мужество Д. И. Козлов был награжден орденом Красной Звезды.

Вражеская оборона была прорвана, финские части начали отступление. 173-й стрелковый полк в голове отряда с самоходными орудиями наступал в первом эшелоне дивизии, и впереди был штурмовой батальон полка, в котором воевал лейтенант Дмитрий Козлов. 20 июня 944 года войска 21-й армии при поддержке авиации и Балтийского флота овладели Выборгом и продолжили наступательные бои на запад от города. Они стали последними в боевой биографии лейтенанта Дмитрия Козлова. 12 июля 1944 года в ходе боя местного значения в районе реки Перовки командир взвода штурмового батальона полка лейтенант Дмитрий Козлов получил свое четвертое, самое тяжелое ранение. Осколком вражеской мины ему оторвало нижнюю часть левой руки. Больше месяца он находился на лечении в ленинградских госпиталях, а 20 августа был комиссован из рядов Красной Армии.

Еще одну боевую награду, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», Д. И. Козлов получил
уже в марте 1946 года во время его обучения на спецкурсе по ракетной технике.

Внук Д. И. Козлова Илья Козлов рассказывает: «О войне дед не любил говорить, наверное, потому, что эти воспоминания не могли вызвать каких-то добрых, светлых эмоций. Единственное, что мне врезалось в память, дед говорил, что в 1941 году на фронтах Красная Армия несла большие потери, за все последующие годы войны такого количества погибших он не видел. С его слов – «шли ожесточенные сражения», он только эту фразу произносил, а дальше больше ничего не говорил. Мне кажется, для него это был тяжелый момент. Дед ушел на фронт в народное ополчение через неделю после начала войны, и сам говорил, что в народное ополчение люди шли с желанием, никаких сомнений не было, что надо идти защищать Родину».

По материалам книги «К 100-летию со дня рождения Д. И. Козлова»

ВЕРНУТЬСЯ
НАВЕРХ