Версия для слабовидящих Версия для слабовидящих
Новости
/ 12 апреля, 2020 /
12 апреля глазами Юрия Гагарина

В Международный день космонавтики музейно-выставочный центр «Самара Космическая» предлагает увидеть полёт 12 апреля 1961 года глазами первого космонавта планеты Юрия Алексеевича Гагарина.

Юрий Гагарин
Юрий Гагарин

Ночь перед полетом прошла спокойно. Как вспоминал сам Юрий Гагарин — он безмятежно спал, приложив к щеке ладонь. Подъем был ранний.


…В 5.30 Евгений Анатольевич Карпов (начальник первого отряда космонавтов) вошёл в спальню и легонько потряс меня за плечо.

— Юра, пора вставать, — услышал я.

— Вставать? Пожалуйста…

После обычной физзарядки и умывания завтрак из туб: мясное пюре, черносмородиновый джем, кофе. Начались предполётный медицинский осмотр и проверка записей приборов, контролирующих физиологические функции. Всё оказалось в норме, о чём и был составлен медицинский протокол.


Процесс облачения в космическое снаряжение занял довольно продолжительное время. На голову Юрий Гагарин надел белый шлемофон, сверху — гермошлем, на котором красовались крупные буквы: «СССР».

Люди, надевавшие на Юрия Гагарина скафандр протягивали листки бумаги, кто-то подавал служебное удостоверение — каждый просил оставить на память автограф.

Ю. А. Гагарин и С. П. Королёв перед полётом
Ю. А. Гагарин и С. П. Королёв перед полётом

Космонавт на специальном автобусе был доставлен на место запуска. Космический корабль выглядел впечатляющее.


Я глядел на корабль, на котором должен был через несколько минут отправиться в небывалый рейс. Он был красив, красивее локомотива, парохода, самолёта, дворцов и мостов, вместе взятых. Подумалось, что эта красота вечна и останется для людей всех стран на все грядущие времена. Передо мной было не только замечательное творение техники, но и впечатляющее произведение искусства.


В 9 часов 7 минут по московскому времени Юрий Гагарин произнес легендарную фразу: «Поехали!»

12 апреля 1961 года

Я услышал свист и все нарастающий гул, почувствовал, как гигантский корабль задрожал всем своим корпусом и медленно, очень медленно оторвался от стартового устройства. Началась борьба ракеты с силой земного тяготения.

Начали расти перегрузки. Я почувствовал, как какая-то непреоборимая сила всё больше и больше вдавливает меня в кресло. И хотя оно было расположено так, чтобы до предела сократить влияние огромной  тяжести, наваливающейся на моё тело, было трудно рукой и ногой. Я знал, что состояние это продлится недолго: пока корабль, набирая скорость, выйдет на орбиту. Перегрузки все возрастали.


За плотными слоями атмосферы был автоматически сброшен и улетел куда-то в сторону головной обтекатель. В иллюминаторах показалась далёкая земная поверхность. В это время «Восток» пролетал над широкой сибирской рекой. Отчётливо виднелись на ней островки и берега, поросшие тайгой, освещённой солнцем.


  — Красота-то какая! — не удержавшись, воскликнул я и тут же осёкся: моя задача — передавать деловую информацию, а не любоваться красотами природы, тем более что «Земля» тут же попросила передать очередное сообщение.
   — Слышу вас отчётливо, — ответил я. — Самочувствие отличное. Полет продолжается хорошо. Перегрузки растут. Вижу Землю, лес, облака…
   Перегрузки действительно всё время росли. Но организм постепенно привыкал к ним, и я даже подумал, что на центрифуге приходилось переносить и не такое. Вибрация тоже во время тренировок донимала значительно больше. Словом, не так страшен черт, как его малюют.



Корабль вышел на орбиту — широкую космическую магистраль. Наступила невесомость — то самое состояние, о котором ещё в детстве Юрий Гагарин читал в книгах К. Э. Циолковского. Сначала это чувство было необычным, но вскоре он привык к нему, освоился и продолжал выполнять программу, заданную на полет.


Всё время пристально наблюдая за показаниями приборов, я определил, что «Восток», строго двигаясь по намеченной орбите, вот-вот начнёт полёт над затенённой, ещё не освещённой Солнцем, частью нашей планеты. Вход корабля в тень произошёл быстро. Моментально наступила кромешная темнота. Видимо, я пролетал над океаном, так как даже золотистая пыль освещённых городов не просматривалась внизу.


В 9 часов 51 минуту была включена автоматическая система ориентации. После выхода «Востока» из тени она осуществила поиск и ориентацию корабля на Солнце.

9 часов 52 минуты. Пролетая в районе мыса Горн, Юрий Гагарин передал сообщение: «Полет проходит нормально, чувствую себя хорошо. Бортовая аппаратура работает исправно.»


Я сверился с графиком полёта. Время выдерживалось точно. «Восток» шёл со скоростью, близкой к 28 000 километров в час. Такую скорость трудно представить на Земле. Я не чувствовал во время полёта ни голода, ни жажды. Но по заданной программе в определённое время поел и пил воду из специальной системы водоснабжения. Кушал так же, как в земных условиях; только одна беда — нельзя было широко открывать рот.

Одна за другой внизу проносились страны, и я видел их как одно целое, не разделённое государственными границами.


 

Юрий Алексеевич Гагарин
Юрий Алексеевич Гагарин

В 10 часов 15 минут на подлёте к африканскому материку от автоматического программного устройства прошли команды на подготовку бортовой аппаратуры к включению тормозного двигателя. 

В 10 часов 25 минут произошло автоматическое включение тормозного устройства. За большим подъёмом и спуск большой — «Восток» постепенно стал сбавлять скорость, перешёл с орбиты на переходный эллипс. Началась заключительная часть полёта.


Корабль стал входить в плотные слои атмосферы. Его наружная оболочка быстро накалялась, и сквозь шторки, прикрывающие иллюминаторы, я видел жутковатый багровый отсвет пламени, бушующего вокруг корабля. Но в кабине было всего двадцать градусов тепла, хотя я и находился в клубке огня, устремлённом вниз.
   Невесомость исчезла, нарастающие перегрузки прижали меня к креслу. Они все увеличивались и были значительнее, чем при взлёте. Корабль начало вращать, и я сообщил об этом «Земле». Но вращение, обеспокоившее меня, быстро прекратилось, и дальнейший спуск протекал нормально. От избытка счастья я громко запел любимую песню:

 
Родина слышит,
Родина знает…


 

На месте приземления Ю. А. Гагарина
На месте приземления Ю. А. Гагарина

Высота полёта всё время уменьшалась. Убедившись, что корабль благополучно достигнет Земли, Юрий Гагарин приготовился к посадке.
Десять тысяч метров… Девять тысяч… Восемь… Семь…


Внизу блеснула лента Волги. Я сразу узнал великую русскую реку и берега, над которыми меня учил летать Дмитрий Павлович Мартьянов. Всё было хорошо знакомо: и широкие окрестности, и весенние поля, и рощи, и дороги, и Саратов, дома которого, как кубики, громоздились вдали…


12 апреля 1961 года
12 апреля 1961 года

В 10 часов 55 минут «Восток», облетев земной шар, благополучно опустился в заданном районе на вспаханное под зябь поле колхоза «Ленинский путь», юго-западнее города Энгельса, неподалёку от деревни Смеловка.


Случилось, как в хорошем романе: моё возвращение из космоса произошло в тех самых местах, где я впервые в жизни летал на самолёте. Сколько времени прошло с той поры? Всего только шесть лет. Но как изменились мерила! В этот день я летел в двести раз быстрее, в двести раз выше. В двести раз выросли советские крылья!


После полёта Юрий Гагарин самолетом был доставлен в Куйбышев, который в целях конспирации называли просто — «город на Волге». Первый космонавт пробыл в Куйбышеве до 14 апреля, а затем отправился в Москву для участия в праздничных мероприятиях.

По мотивам книги Ю. А. Гагарина «Дорога в космос».
Фото: Спутник
ВЕРНУТЬСЯ
НАВЕРХ